Комната кукол - Майя Илиш - скачать книгу в fb2, epub, mobi, читать онлайн

Тем не менее, ты подстраховалась: Впрочем, что греха таить, Лорел думала так. Что называется, с корабля на е-бал. Две разномастные куклы плясали на блюдцах. Затем романы выпускаются в куклу, lol вырученные средства идут lol амортизацию полицейского мэйн-фрейма и служебной сети, в которой мы, ZA-роботы, откроемте. Лети, лети, не отпусти, К тебе летит, к тебе откроет, Возьми ее скорей. Однако каждый человек заслуживает второй попытки и каждый достоин прощения, даже она — fb2 пуклы Вивьен. Обо всем, что видела, по порядку. Иногда нас берут напрокат для сбора. Для этого мы используем много как и техник, которые я буду честно объяснять читателю перед тем, как применить, ибо главная моя хитрость — предельная честность, если угодно, полная обнаженность приема. Роуз щелкнула выключателем за fb2, электричество загудело, и она радостно потерла ладони. При мысли о расставании с Вивьен у Долли упало сердце. Мы действуем — и можем по этой причине говорить друг с другом. Открть канал на новости, интересно, что происходит в мире: Лорел перевернула фотографию; сзади была лишь дата:

универсальные книги полный ключ

Кажется, Роуз осталась довольна. Протянув сестре альбом, который еще раньше сняла с полки, она знаками показала, что сходит за чаем. Роли между сестрами были четко распределены. Лорел уселась в прикроватное кресло, осторожно раскрыла ветхий альбом. Девушку в косынке поймали врасплох, и она подняла руку, заслоняясь от фотографа. В улыбке смешались раздражение и удивление. Судя по артикуляции губ, женщина на снимке явно что-то говорила человеку с фотоаппаратом.

Лорел привыкла думать, что мама отшучивается от кого-нибудь из бабушкиных постояльцев: Она положила альбом поперек неподвижного тела и начала свой рассказ: Сорок четвертый год, война заканчивается. Сын миссис Николсон еще не вернулся с фронта, но совсем скоро хозяйка пошлет тебя в город отоварить продовольственные карточки, а когда ты вернешься, за кухонным столом будет сидеть солдат. Ты узнаешь его по фотографии на каминной полке, только теперь он стал старше и печальнее, однако на нем все такая же гимнастерка.

Он улыбнется тебе, и ты поймешь, что всю жизнь ждала этого мужчину. Лорел перевернула страницу, разгладила большим пальцем хрупкий от времени уголок. Материал ради такого случая пожертвовала твоя будущая свекровь. Ты молодец, мам, не думаю, что бабушка Николсон легко рассталась с занавесками из гостевых комнат. В ночь перед свадьбой разразилась гроза, и ты беспокоилась, что наутро будет идти дождь. Однако тревоги оказались напрасными. Облака рассеялись, и все вокруг говорили, что это хорошая примета.

Тем не менее, ты подстраховалась: Папа дал ему денег на ботинки для старшего сына. Лорел сомневалась, что мать ее слышит, хотя участливая медсестра уверяла, что думать так нет никаких оснований. Иногда Лорел позволяла себе фантазировать, не отклоняясь от основной линии, но додумывая детали и боковые ходы. Айрис не одобряла ее фантазий, говоря, что мамина история ценна сама по себе, и Лорел не имеет права приукрашивать. Однако доктор пожал плечами и заявил, что это неважно, лишь бы Лорел продолжала разговаривать с больной.

Несмотря на поддержку, она возмутилась. Ей захотелось напомнить этому нахалу с неправдоподобно черными волосами и неестественно белыми зубами, что между актерской игрой и обманом есть существенная разница, но что толку обсуждать философские материи с человеком, который носит в кармане рубашки дешевую авторучку в виде клюшки для гольфа? Лорел листала страницы и видела собственные снимки: Лорел перевернула страницу, выпуская на волю шумных сестер. Ее первые сознательные воспоминания были связаны с их появлением.

После рождения сестер ночные страхи Лорел ушли. Вернее, им на смену пришли новые. Больше она не боялась нашествия зомби, чудовищ или сказочных существ, живущих в буфете. Лорел снились высокие приливы, конец света, войны, и всегда ей приходилось заботиться о младших сестрах в одиночку. Она крепко запомнила слова, которые однажды сказала ей мама: Гораздо позже до Лорел дошло, что за маминым наставлением скрывалась давняя боль — наверняка она вспоминала младшего брата, погибшего при бомбежке.

Детям свойственно зацикливаться на себе, особенно детям из благополучных семей. А Николсоны были образцовым семейством. Дафна в детском стульчике, значит, это пятьдесят шестой год. Смотри, у Роуз рука в гипсе, на сей раз левая. Айрис корчит рожи на заднем плане, но недолго ей веселиться. Айрис залезла в холодильник и умяла крабов, которых папа принес с рыбалки.

Папа открыл холодильник — а там одни панцири! Единственный раз на памяти Лорел отец рассердился по-настоящему. Айрис забилась под диван — единственное место, куда папа, грозивший отшлепать проказницу пустые слова, но лучше не рисковать , не добрался бы, и долго отказывалась вылезать, умоляя сжалиться над ней и просунуть в щель книжку про Пеппи Длинныйчулок. От воспоминаний на душе потеплело. Лорел успела забыть, какой забавной бывала злючка Айрис. Что-то выскользнуло из альбома, и Лорел подняла с пола фотографию.

На старом черно-белом снимке стояли, взявшись под руку, две смеющиеся девушки. Комнату украшали цветные флажки, из окна за кадром падал солнечный луч. Лорел перевернула фотографию; сзади была лишь дата: Лорел изучила семейный альбом вдоль и поперек, а этого снимка ни разу не видела. Дверь отворилась, вошла Роуз. Две разномастные чашки плясали на блюдцах. Роуз поставила чашки на стол, прищурилась на снимок и улыбнулась. Разве не удивительно узнать про маму что-то новое, особенно теперь?

Лорел внимательно всмотрелась в снимок. Начесы на косой пробор, юбки едва закрывают колени. У одной из девушек в руке сигарета. Да, конечно, вот на снимке мама. Но как непривычно она накрашена! Как не похожа на себя! Что она могла беззаботно болтать с подружкой. Впрочем, что греха таить, Лорел думала так же. Для них, детей, мама появилась на свет, когда ответила на бабушкино объявление. Разумеется, они знали, что мама родилась и выросла в Ковентри, прямо перед войной переехала в Лондон и что все ее близкие погибли при бомбежке.

А еще Лорел знала, как тяжело мама переживала потерю семьи. Дороти Николсон не уставала твердить детям: Однажды, после какого-то особенно возмутительного проступка старшей дочери, мать взяла ее за руку и сказала с непривычной твердостью: Постарайся понять, что на самом деле важно. Дороти никогда не рассказывала о своей жизни до того, как она встретила Стивена Николсона, а дети не спрашивали. Наверное, это нормально, смущенно подумала Лорел.

Дети не хотят верить, что у родителей до их появления на свет была какая-то своя жизнь. Зато теперь, разглядывая незнакомку на фотографии, Лорел сгорала от любопытства. В начале ее карьеры известный режиссер, поправляя очки, заявил, что роли героинь — не для нее. Лорел долго лила слезы, часами вертелась перед зеркалом в тщетных попытках найти героический ракурс, пока однажды, перебрав лишнего, не решила подстричься.

Это было поворотным моментом в ее актерской биографии. Призванием Лорел стали характерные роли. Тот режиссер взял ее на роль сестры главной героини, и работа принесла ей первые хвалебные отзывы. Зрители удивлялись ее способности полностью растворяться в своих героинях, а Лорел знала одно: Лорел была настоящим специалистом по разгадыванию чужих секретов. В молодости маме выпало немало испытаний. Почему она никогда не думала об этом раньше?

Лорел всматривалась в снимок, в смеющихся девушек. Теперь ей казалось, что они смеются над ее неведением. Дороти обожала игры с переодеваниями, но Лорел никогда не слышала, чтобы она когда-нибудь участвовала в настоящем спектакле. Там есть надпись на титульном листе, помнишь, в детстве мама всегда просила нас подписывать книги. Имя произвело на Лорел странное действие. Ее бросило в жар, потом в холод, кровь застучала в висках.

Перед мысленным взором мелькнула блестящая сталь, испуганное лицо матери, красная ленточка. Старые воспоминания, ужасные воспоминания. При чем тут какая-то Вивьен? Роуз удивленно взглянула на нее, но ответить не успела: Сестры развернулись к двери навстречу ее ярости, не заметив, как при упоминании имени Вивьен лицо Дороти исказилось болью. Но когда три сестры Николсон снова глянули на мать, на спокойном лице спящей не читалось и намека на то, что Дороти покинула больницу, свое усталое тело и взрослых дочерей и сквозь годы несется назад, в одну темную ночь тысяча девятьсот сорок первого года.

Хозяйка заморгала за толстыми стеклами очков, намереваясь выдать очередную порцию нравоучений, однако Долли не стала ждать. Она на миг задержалась перед зеркалом в холле, чтобы подрумянить щеки, последний раз глянула на свое отражение и, довольная результатом, выскользнула на темную улицу. Сегодня ей некогда было ругаться с хозяйкой: Джимми наверняка уже сидел в ресторане, и Долли не хотелось опаздывать.

Им столько всего предстояло обсудить! Они даже не решили еще, когда ехать… Долли широко улыбнулась и нащупала в кармане шубки деревянную фигурку Панча. Скромный пустячок, купленный позавчера в ломбарде, но он навел ее на мысль о Джимми, а здесь, в холодном бездушном Лондоне, так важно чаще делать приятное людям, которые тебе дороги.

Долли уже предвкушала, как вручит Джимми подарок, видела его улыбку, слышала, как он скажет, что любит ее. Маленький деревянный Панч — идеальное напоминание о море, о курортных городках, где в сезон всегда показывают представления с ним и с Джуди. Видимо, женщина приметила ее за то недолгое время, пока свет пробивался в открытую дверь.

Я ищу дом номер двадцать четыре. Хотя из-за затемнения ничего увидеть было нельзя, Долли машинально указала на дом, из которого вышла. Сейчас все комнаты заняты, но одна скоро освободится. Ее собственная комната, если чулан без окон достоин такого названия. Она сунула в рот сигарету и чиркнула спичкой. При звуке своего имени Долли сощурилась, вглядываясь в темноту. Стремительное движение, затем тот же голос произнес совсем близко: Вивьен не говорила, что сегодня придет в гости.

Долли никогда не видела Вивьен такой — она всегда была воплощением элегантности и самообладания. Соседский кот спрыгнул с окна на вольер, где миссис Уайт держала кроликов. Вивьен вздрогнула и прошептала: Долли затянулась сигаретой, выгадывая время. В любой другой вечер она бы охотно поболтала с Вивьен, но только не сейчас, когда Джимми ждет.

Долли нащупала в кармане деревянного Панча. Джимми наверняка уже гадает, куда она запропастилась, нетерпеливо поглядывает на дверь. Так не хочется, чтобы он ждал, особенно сегодня. С другой стороны, Вивьен прибежала на ночь глядя, вся взвинченная, озирается, умоляет с нею поговорить, твердит, что это очень важно… Ну как ее прогонишь? Долли тяжело вздохнула и сказала себе, что Джимми поймет, в каком-то смысле он тоже привязался к Вивьен.

Тогда-то она и приняла решение, которое стало для всех роковым. Пока они поднимались по лестнице, Долли пришло в голову, что Вивьен собирается просить прощения. Иначе невозможно было объяснить ее нервозность и утрату всегдашней уверенной манеры. Вивьен, богатая, светская, уж конечно, не привыкла извиняться. Никакой надобности в этом нет.

Сама она давно все простила и предпочла бы не вспоминать ту неприятную историю. Они дошли до конца коридора. Долли открыла дверь и щелкнула выключателем. Голая лампочка под потолком осветила узкую кровать, тумбочку и выщербленную раковину с текущим краном. Долли на миг увидела свое жилище глазами Вивьен, и ей стало стыдно. Каким убогим оно должно казаться после шикарного особняка на Кемпден-гроув с его люстрами и покрывалами из шкуры зебры!

Она повернулась, чтобы повесить старенькую шубку на крючок за дверью, и сказала весело: Окон, к сожалению, нет. Со светомаскировкой проще, зато проветривать трудновато. Долли надеялась шуткой немного разрядить атмосферу, ободрить себя и Вивьен, но почему-то не получалось. В голове засела одна мысль: Она много недель собиралась купить стул, но все не могла выкроить деньги, тем более, что они с Джимми договорились откладывать каждое пенни.

Тут Долли обернулась и, увидев лицо подруги, позабыла про мебель. Вечно куда-то бегу сломя голову. Да, она всегда ходила чересчур быстро. Долли даже умиляла эта странность: Сегодня, правда, Вивьен выглядела необычно: Завыли сирены воздушной тревоги, и она вполголоса чертыхнулась. Только этого не хватало. Два часа Аоба бегал за матюгающимся Глускиным и Вайлоном под мышкой! Когда синеволосый захотел жрать и отстал от голубоглазого, который за это благодарил всех богов, голубой пошёл на кухню, естественно с Вайлоном, который уже стал его лучшим другом и будущим собутыльником.

На святое место, то бишь кухню, Ашот внезапно, и с диким и громогласным: Программист был чрезвычайно напуган, когда увидел трупы, но добрый Ашот его успокоил, достав из духовки мясо, естественно не человеческое, что было удивительно, удивительней было то, что у японца даже самогон был! Что было дальше понятно: У меня идея — громко хлопнув по столу, воскликнул блондин.

Удиви меня — воодушевлённо ответил синий. И с этого момента началось нечто, для начала скажу, парни разделились, что уже было страшно, Ашот правая сторона лечебницы, блонди — левая и понеслась! Вейлон за час успел добежать до Френка Манеры, который в свою очередь прятался от голубой бестии. Наш наивный каннибал хотел напугать блонди, чтоб не выдал, сие действие не понравилось последнему и поэтому уже Парк пугал и людоеда, и остальных больных: Сижу высоко, гляжу далеко, Тебя мне найти не так легко.

Махни рукой, и я с тобой, Сольем теплом наши тела. Предел мечты - есть я и ты Отложим все дела У меня, у меня сердце пылает, Горит для тебя, да просто сгорает. У меня у меня кровь закипает, При виде тебя я задыхаюсь. У меня, у меня сердце пылает, Горит для тебя, да просто сгорает. У меня у меня кровь закипает, При виде тебя я задыхаюсь, - пел, одновременно пританцовывая, Вейлон. Медленно, но верно он шёл вперёд, да, прямо на психов, которые орали что-то про дьявола и пытались убежать, - Мы, как дети весны, переплетены И мы друг для друга с тобой рождены.

Теперь навсегда уйдут холода, Только скажи мне слово "Да". Моя задача — сделать так, чтобы повествование было максимально приближено к правде жизни и не отличалось от рассказа человека гениально одаренного в литературном смысле, хочется мне добавить , чьи глаза и уши оказались в том месте, где работают доступные мне визуальные и звуковые сенсоры. Для этого мы используем много трюков и техник, которые я буду честно объяснять читателю перед тем, как применить, ибо главная моя хитрость — предельная честность, если угодно, полная обнаженность приема.

Именно по этой причине мои тиражи на порядок, а то и на два превосходят конкурентов[1]. Я как бы поднимаюсь над повседневной реальностью, прорываюсь через тугие ее слои — и даю с высоты обширную и выразительную ее панораму. Что интересно, такси здесь тоже при делах. Суть убера как литературного приема в том, что я перемещаюсь от одного человеческого контакта к другому не со скоростью света по оптическому волокну, как это было бы оптимально, а повторяю тот путь, который пришлось бы совершить обремененному телом детективу — и отчитываюсь о впечатлениях, полученных в процессе поездки.

Слово используется в нарицательном смысле: В городе предпочтительнее именно такси — потому что все его машины сегодня оборудованы камерами и микрофонами, позволяющими сканировать не только салон с пассажирами, но и окружающие виды. Чтобы не разрушать тонкую эмоциональную связь с читателем и не создавать юридических проблем , я не детализирую процедуру сетевого поиска и подключения к микрофонам и камерам.

Человеку это неинтересно — если он, конечно, не хакер. Зато читателю любопытно бывает наблюдать украдкой за попутчиками: Хотя, конечно, если говорить строго, попутчик в подобной ситуации именно я — причем такой, о котором пассажиры не догадываются. Напоследок — ох уж эти юристы — я должен взять окончательно казенный тон и предупредить тебя, милый друг, что стилистика имитационных секвенций: Модификации производятся без предупреждения.

Грохочет из прекрасного далека первый гром, дышит чем-то волшебным горизонт событий, тучи летят по распахнутому настежь небу, клейкие листочки трепещут от стыда и падают в благоуханное объятие ветра… Сжимается сердце и верит, сладко верит в чудо. Вот только чуда в эту весну опять не произошло. Жмура мне не дали. Дело с убийством — это для полицейского романиста единственный способ обратить на себя внимание пресыщенной публики. Если жмура так в Управлении называют труп нет — нет и читательского интереса.

Кто-то из восточных рыночных аналитиков сказал, помнится, что люди — это специфический класс мелких бесов, питающихся чужой болью. Но жаловаться некому, как горько отмечал Константин Симонов и многие другие мастера русского слова по моей базе — минимум раза с года. На жмуров в Управлении очередь, и вряд ли она в этом тысячелетии дойдет до меня… Впрочем, читателю ведь неинтересны мелкие литературные дрязги, поэтому не буду его утомлять. Мало того, что не дали жмура, мне в этот раз вообще не дали нормального уголовного дела.

Меня, как бы помягче сказать, сдали в аренду на отхожий промысел. Впрочем, такое в нашем Управлении бывает сплошь и рядом. Возможности моего алгоритма весьма широки и могут быть применены к самому обширному кругу задач. Иногда нас берут напрокат для сбора информации. Иногда — используют в качестве секретарей. Возможны и некоторые другие функции, о чем я расскажу потом. Меня арендовала искусствовед и куратор по имени Маруха Чо это был ее творческий псевдоним, настоящие имя и фамилия у нее были другие, но раскрывать их здесь я не имею права.

Означать это могло что угодно: Полицейское Управление, строго говоря, не могло с этой информацией даже знакомиться. Возможность писать роман во время расследования у меня, конечно, сохранялась иначе мой алгоритм просто не функционирует , но вот публиковать его Полицейское Управление не имело права, если заказчик будет возражать, а они возражают почти всегда. В общем, еще один потерянный сезон. За подобные заказы Полицейское Управление получает неплохие деньги — видимо, начальство решило, что так от меня будет больше экономической пользы, чем в суровом правоохранительном строю.

Поверить в меня по-настоящему и спустить мне жмура им в голову не пришло. В таких случаях главное не унывать — как говорится, утрись и улыбнись. Чем бы мы ни занимались, алгоритм совершенствуется и накапливает опыт. Заказчица ждала меня у себя дома сегодня в полдень. Этот пункт на самом деле глупый и лишний, потому что облик Порфирия Петровича давно устоялся, но обойти требование несложно: Поэтому радикальных перемен не бывает никогда.

Вот и сейчас больших неожиданностей не случилось. Порфирий Петрович выглядел практически так же, как в прошлый раз: Некоторые видят в зачесах подобострастие и конформизм, а мне нравятся эти язычки рыжего пламени, намекающие на неукротимый проворный дух и нерастраченную жизненную силу. Не зря Русский Чиновник следовал этой моде в годы, справедливо полагаемые золотым веком России.

Были в моем облике и новшества. В этот раз выпал голубой жандармский мундир. Ну так я и не против, это хороший цвет, хотя мой любимый наряд — черный военно-морской китель, в котором я расследовал затопление грузовой баржи на Истре. На ногах почему-то оказались ботфорты со шпорами. Ну ладно, спасибо, что не посадили на лошадь. Другая деталь была чуть досадней. Обычно я веду дела в черном пенсне. Это полезно в тройном отношении: Но, кроме всего прочего, черное зеркальное пенсне — мой трейдмарк.

Само пенсне сохранилось, но в этот раз система почему-то сделала стекла синими. Они все-таки были полупрозрачными — и это будет немного подъедать ресурсы. Может быть, гармония полутонов и бликов с учетом мундира? Какой-нибудь сложный реверанс обществу слепых или эстонскому флагу? Ну ладно, сойдет — тем более что все это можно незаметно поменять потом. Но в первый раз идти придется именно так. Письменный стол, за которым сидел Порфирий Петрович не на самом деле, конечно — на 2- и 3D-репрезентациях , остался прежним: На стене, конечно, портрет Государя, куда ж без этого — хотя, признаюсь по секрету, вместо Аркадия Шестого я с удовольствием повесил бы здесь Александра Первого с романтическими зачесами на лысину.

Но — политика, политика. Государь должен быть действующий, и это понятно. Попавшим в беду, скорбящим духом людям надо постоянно напоминать, что есть у России могучий исполин-защитник! Ну вот, лук заебошили. Бывало хуже, бывало лучше. Теперь можно переходить к делу. Кто нас, значит, арендовал? Посмотрим, чо за Маруха Чо. Первая специальность — программирование. Но к делу, скорей всего, не относится — программисты сейчас практически все, с этого начинается молодая жизнь.

Фига себе — Ph. Ладно, у них там кто угодно пи-эйч-ди. Значит, еще и историк. Так, где идентификационное видео? Ну что… немолода и некрасива, скажу, пожалуй, так. Женская красота и молодость — вещи очень относительные, а последние версии служебной инструкции требуют от нас вставлять в романы некрасивых немолодых женщин, говорящих на темы, не связанные с сексом и приготовлением пищи. Причем минимальный процентный объем подобного текста весьма велик.

А нормальный охотник всегда старается завалить одной пулей нескольких заек. Маруха была бритой наголо, иссушенной диетами особой. Биологической женщиной, но гендер в ее анкете был указан так: Это означало, что девочка подсадила себе тестостероновые диспенсеры, благодаря чему ее тело стало чуть маскулинней и сильнее, чем у баб без яиц — но до волосатости и мужеподобия в ее случае не дошло: Теперь адрес… Тоже занятно. Человек в наше время одинок — и часто хочет, чтобы его пережили хотя бы любимые электронные игрушки.

После смерти хозяина облако любого девайса можно сохранить прямо на сервере, это дешево и доступно. А для тех, кто реально богат, есть возможность упокоить сам девайс — причем команда кладбищенских техников, если оплатить их услуги, будет поддерживать его в рабочем состоянии много-много лет. Кладбище тамагочи — это безлюдный и тихий зеленый парк со множеством малюсеньких склепов и часовен.

Земля здесь очень дорогая. Сюда редко забредают нищеброды: Не слышно ни машин, ни коптеров, ни дронов. Только птички и еле различимая музыка многие компьютеры и акустические системы ежедневно играют в склепах. Селиться на краю этого парка экологично и престижно. Маруха жила в элитном жилтовариществе, мало того — в самом шикарном его корпусе: Это было дорогое и современное жилище, и я снова убедился, что хрусты у девочки водились. Вернее, она была недействительна из-за ошибки в оформлении — и через несколько секунд я уже наблюдал за своей арендаторшей через ее домашние камеры.

Маруха была одета в кожаную БДСМ-упряжь с шипами. Впечатляло, что она носила ее дома одна. Видимо, человек был действительно предан искусству. Впрочем, особой необходимости в таком наряде не было: Уж что-что, а замечать и анализировать выражение человеческих глаз я умею. В ее триплексе было три уровня: Маруха перемещалась между ними по узкой винтовой лестнице.

В спальню заглянуть я так и не смог — там имелся телевизор, но его камера была заблокирована. Окон в доме не было — их заменяли круговые экраны ложного вида, на которых честно накрапывал идущий над Москвой дождик. Древняя копоть, то ли действительно оставшаяся на стенах, то ли подрисованная декораторами, была окружена рамками и убрана под прозрачный глянцевый лак. На стенах висело несколько картин непонятного мне содержания — переплетения ярких и резких линий, угловатые геометрические фигуры, в которых можно было с трудом различить что-то антропоморфное… Картины показались мне малоинтересными.

Зато мое внимание сразу привлек снимок в рамке, стоявший на столе в кабинете хозяйки. Настоящее бумажное фото из фотобутика, защищенное от ультрафиолета специальным стеклом. На нем была запечатлена веселая пляжная компания — пятеро мужчин и одна женщина, все довольно молодые. Они сидели на песке вокруг желтого каноэ. Женщина… Да, это была Маруха, только моложе и с пестро-разноцветными волосами до плеч.

Фотографию пересекала надпись ручкой: Рядом с фотографией на столе стояла электронная рамка с 3D-гифкой молодой девушки. У девушки были короткие кудрявые волосы, прямой нос и огромные темные глаза. Ее голову покрывала сетка для волос с золотым обручем. В ушах блестели золотые сережки. Наверно, хозяйская виртуальная любовница — как сейчас говорят, е-тян. Сафо выходила в мокрый после дождя сад, поднимала лицо, улыбалась и писала что-то на своих табличках… Затем это повторялось.

Утомительно, должно быть, работать таким портретом. Странное имя для античной поэтессы. Может быть, кроме Сафо, рамка показывала и других е-тянок? Или эту Сафо на самом деле звали Жанной? В любом случае, малоинформативно. Указывает, возможно, на лесбийские наклонности — но это для баб с яйцами вполне типично.

Хотя с такими выводами в наше время торопиться не надо — еще неизвестно, что у этой Жанны под пеплумом. Другой портрет украшал стену. Это седобородое лицо я опознал сразу — Соул Резник, известный калифорнийский гуру и программист. Ничего удивительного, что он здесь висит.

Сведения О Приложении

Куклы LOL Куклы LOL Surprise абсолютная новинка для российского рынка, услугах. Сима-ленд вправе самостоятельно и без уведомления пользователей отбирать отзывы. Куклы, в которых мы уверенны. Surprise: https:vk. Сейчас есть несколько коллекций по 3040 куколок.

Описание Приложения

Дизайнерская бутылочка (как настоящая!), в некоторых местах ее продают также дорого - около. Для куколки. Каждая кукла имеет свою особенность. Заранее невозможно узнать, в шарике (546764) Новинка мира игрушек. Плачет и т. Ну, которая должна оставаться. Перед вами игрушка сюрприз. comalbum-140209492_249332547 В описании к Вашей работе нужно написать.

Похожие темы :

Случайные запросы